Сталин И. В. — Шолохову М. А.
06.05.1933
Дорогой тов. Шолохов!

Оба Ваши письма получены1, как Вам известно. Помощь, какую требовали, оказана уже.

Для разбора дела прибудет к вам, в Вешенский район, т. Шкирятов2, которому — очень прошу Вас — оказать помощь.

Это так. Но это не все, т. Шолохов. Дело в том, что Ваши письма производят несколько однобокое впечатление. Об этом я хочу написать Вам несколько слов.

Я поблагодарил Вас за письма, так как они вскрывают болячку нашей партийно-советской работы, вскрывают то, как иногда наши работники, желая обуздать врага, бьют нечаянно по друзьям и докатываются до садизма. Но это не значит, что я во всем согласен с Вами. Вы видите одну сторону, видите не плохо. Но это только одна сторона дела. Чтобы не ошибиться в политике (Ваши письма — не беллетристика, а сплошная политика), надо обозреть, надо уметь видеть и другую сторону. А другая сторона состоит в том, что уважаемые хлеборобы вашего района (и не только вашего района) проводили «итальянку» (саботаж!) и не прочь были оставить рабочих, Красную армию — без хлеба. Тот факт, что саботаж был тихий и внешне безобидный (без крови), — этот факт не меняет того, что уважаемые хлеборобы по сути дела вели «тихую» войну с советской властью. Войну на измор, дорогой тов. Шолохов…

Конечно, это обстоятельство ни в какой мере не может оправдать тех безобразий, которые были допущены, как уверяете Вы, нашими работниками. И виновные в этих безобразиях должны понести должное наказание3. Но все же ясно, как божий день, что уважаемые хлеборобы не такие уж безобидные люди, как это могло бы показаться издали.

Ну, всего хорошего и жму Вашу руку.

Ваш И. Сталин.

И. Сталин
6. V.33 г.
АПРФ, ф. 3, оп. 61, д. 549, л. 194. Копия.
1См. док. №№ 3*, 5*.

2Шкирятов М. Ф. (1883–1954) — в партии с 1906 года. В 1933 г. работал в ЦКК ВКП(б) и коллегии Наркомата РКИ. В соответствии с решением Политбюро ЦК от 23 апреля 1933 г. 8 мая выехал на Северный Кавказ. Еще до его приезда многие из участников, ответственных за перегибы в хлебозаготовках, были наказаны в партийном и судебном порядке. 8 февраля 1933 г. Плоткин на бюро Вешенского райкома был исключен из партии, обезоружен и посажен под арест. Другой руководитель агитколонны, Пашинский, был приговорен к расстрелу 9 мая 1933 г. на показательном процессе выездной сессии крайсуда.

Шкирятов находился в Вешенском районе с 10 по 20 мая 1933 г. и 28 мая сообщил о результатах расследования Сталину следующее: «Проверку я начал с выезда в сельсоветы и колхозы для опроса потерпевших, с которыми до этого ни одна из комиссий не говорила. Вместе со мной выезжали т. Зимин, а также т. Шолохов, как хорошо знающий район, который помог мне в проведении этой работы. Мы побывали в 6 сельсоветах, где были перегибы, — Лебяженском, Меркуловском, Колундаевском, Варваринском, Гречевском, Боковском, а также в отдельных бригадах колхозов — Терновском, Поповском, Ольшанском, Боковском…

Для подтверждения показания потерпевших затем мною было опрошено 35 [товарищей]. В этом числе я опросил ряд участников перегибов — коммунистов (Пашинского, Ширикова, Чупруна, Чукарина, Плоткина, Мирошниченко, Баюкова, Ковтуна, Максаева)».

«Следует особо подчеркнуть, — продолжал Шкирятов, — что при выполнении плана хлебозаготовок незаконные репрессии применялись как к классово-враждебным элементам и к участникам хищений, злостно не выполняющим хлебозаготовки, но и без всякого разбора применялись и к преданным, активным и честным колхозникам».

В заключение записки Шкирятов указал: «Результаты расследования перегибов в Вешенском районе полностью подтвердили правильность письма тов. Шолохова об этом в ЦК ВКП(б). Проверка показала, что перегибы в период проведения хлебозаготовок (декабрь 32 г. — январь 33 г.) приняли массовый характер и заключались в подмене массово-разъяснительной работы, в особенности в работе агитколонн, методами грубого администрирования и командования, что привело к незаконным массовым выселениям из домов как единоличников, так и колхозников, особенно исключенных из колхозов, к проведению массовых арестов и изъятию всего имущества колхозников».

К записке был приложен проект постановления Политбюро ЦК, где, в частности, говорилось: «8. Бывш. руководителей агитколонн — тов. Пашинского (чл. ВКП(б) с 30 г., служащий) и т. Плоткина (чл. ВКП(б) с 1926 г., рабочий) за незаконное выселение из домов и изъятие имущества, за дачу неправильных указаний участникам агитколонн, что привело к издевательствам над отдельными колхозниками, и за непринятие мер борьбы с этими фактами, — исключить из рядов ВКП(б)» (АПРФ, ф. 3, оп. 61, д. 549, л. 3–9).

3Доклад Шкирятова о командировке в Вешенскую был заслушан на совещании у Сталина 2 июля 1933 года. На совещание кроме Шолохова были приглашены и некоторые лица, о которых шла речь в его письмах. В журнале записей посетителей кабинета Сталина в Кремле, который вели его секретари, имеются две записи, относящиеся к данному событию (АПРФ, ф. 45, оп. 1, д. 410, л. 20 об-21 об).

Первая от 2 июля 1933 г. сообщает, что в 14 час. 50 мин. в кабинет Сталина были приглашены Зимин, Овчинников, Плоткин, Пашинский, Шолохов. В кабинете кроме Сталина в это время находились Молотов и Каганович, а также член ЦКК ВКП(б) и коллегии Наркомата РКИ СССР Шкирятов, в 16.10 к ним присоединился Ворошилов. Совещание закончилось в 17.00.

Вторая запись от 4 июля 1933 г. гласит, что в 19.00 те же лица были вторично приглашены в кабинет Сталина, где они были, вероятно, ознакомлены с постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) «О Вешенском районе» от 4 июля 1933 г.

В постановлении говорилось: «Заслушав сообщение т. Шкирятова о перегибах в Вешенском районе в связи с хлебозаготовками и опросив тт. Зимина (второй секретарь крайкома), Овчинникова (уполномоченный крайкома в Вешенском районе), Плоткина (районный работник), Пашинского (районный работник) и Шолохова (свидетель), ЦК ВКП(б) находит, что главная ответственность за перегибы, а именно за массовое изгнание колхозников из домов и запрещение другим колхозникам приютить на ночь изгнанных на улицу колхозников, — падает на крайком, который не принял своевременно мер для прекращения, не говоря уже о предупреждении, этих перегибов, и прежде всего — на второго секретаря крайкома т. Зимина, который, приехав в Вешенский район и ознакомившись с творившимися там безобразиями, не только не обуздал т. Овчинникова, инициатора перегибов и районных работников-исполнителей воли т. Овчинникова, а, наоборот, стал их накручивать и подстегивать в духе дальнейшего проведения перегибов.

ЦК считает, что совершенно правильная и абсолютно необходимая политика нажима на саботирующих хлебозаготовки колхозников была искривлена и скомпрометирована в Вешенском районе, благодаря отсутствию достаточного контроля со стороны крайкома.

ЦК ВКП(б) постановляет: 1. Указать крайкому на недостаточный контроль над действиями своих представителей и уполномоченных. 2. Снять т. Зимина с поста второго секретаря крайкома и направить его в распоряжение ЦК ВКП(б). 3. Объявить строгий выговор т. Овчинникову, снять его с поста секретаря Ростовского горкома и воспретить ему на год работу в деревне. 4. Объявить строгий выговор с предупреждением тт. Плоткину и Пашинскому и воспретить им работу в Вешенском районе. 5. Все другие меры наказания, вынесенные партийными и советскими органами в отношении тт. Плоткина и Пашинского, считать аннулированными». (АПРФ, ф. 3. оп. 61. д. 549, л. 10).

После принятия этого постановления ЦК ВКП(б) определением Верховного суда РСФСР от 7 июля 1933 г. приговор в отношении Пашинского и других лиц был отменен.

Источник: Писатель и вождь. Переписка М. А. Шолохова с И. В. Сталиным / Сост. Юрий Мурин. - М.: Раритет, 1997. - 160 с. - Тираж 8000 экз. ISBN 5-85735-062-X.

Сайт «О Сталине»

информационный образовательный

Редакция: [email protected]

Сообщество в «Живом Журнале»

Группа во «Вконтакте»

Блог редактора в «Живом журнале»

Про сайт: цели и задачи,
устройство, планы развития,
поддержка и сотрудничество, блог.
«Милитера» («Военная литература»):

militera.lib.ru + militera.org

«НоВоЛит»