Заключенный Вася Сталин: «Да как вы страной править можете, когда отца без жертв похоронить не смогли?»
Бывший работник Владимирского централа рассказал о самом засекреченной заключенном знаменитой тюрьмы
15 августа 2017 @ Комсомольская правда Ольга МАКАРОВА Статья
Владимерский централ Фото: Пётр Соколов
15 августа День рождения отмечает знаменитая тюрьма Владимирский централ. В него попадали опасные рецидивисты и уголовники, артисты и белогвардейцы, поэты и шпионы. Им пугали даже самых приближенных к власти людей. Здесь отбывали сроки певица Лидия Русланова, актриса Зоя Федорова, разведчик-диверсант Наум Эйтингон, американский шпион Гарри Пауэрс и многие другие «громкие имена». И из нее, за всю ее историю, никому не удалось сбежать. Но самым засекреченным среди заключенных оказался некий Василий Павлович Васильев. Он же — Василий Иосифович Сталин.
Остроносые туфли и папиросы «Грузия»

35-летнего Василия Сталина привезли в Централ январским утром 1956-го года, спустя три года после смерти вождя. По официальным документам — за «антисоветскую пропаганду» и «злоупотребление служебным положением». Некогда знаменитый военный летчик, генерал-лейтенант авиации, младший сын лидера Советского государства оказался за решеткой наравне с самыми опасными преступниками страны. Без почестей и звания.

О его заключении сохранились только обрывочные выписки из документов и официальных сводок. Но «Комсомолке» удалось найти во Владимире человека, который общался с заключенным Васильевым и отлично его помнит.

95-летний Константин Евсеев проработал в тюрьме почти 40 лет. Сейчас ничто в его небольшой квартирке не напоминает, что он почти полвека провел рядом с заключенными. На стенах картины, написанные его рукой: пейзажи, виды владимирщины, другие живописные места. Как говорит автор, всегда любил рисовать. После работы в Централе снова занялся любимым делом.

Несмотря на преклонный возраст, у него отличная память, а еще — он прекрасно себя чувствует. Правда, шутит, что журналист из «Комсомолки», наверно, станет последним, кто напишет о нем.

Константин Евсеев не был охранником или надзирателем. В тюрьме он трудился сперва как простой электрик, затем — начальник производства. В его подчинении были и заключенные, которые выполняли разные работы. Именно так он познакомился с Васей Сталиным.

— В тот день я должен был по заданию руководства сделать скрытую проводку с третьем корпусе, — рассказал Константин Евсеев. — Ко мне прислали трех заключенных — Григена, Миликьяна и Васильева. Последнего я видел впервые, и его вид сразу выдавал, что он птица высокого полета. На нем была куртка, похожая на летную, штаны-галифе, как у военных, и остроносые начищенные кожаные ботинки. Я таких ни разу на тот момент в продаже не видел. Он опирался на трость, и немного сутулился, но несмотря на это был довольно высоким. Я раздал инструмент — долото и кувалду, — чтобы они пробили в стене канавки, чтобы в них спрятать проводку. Решили перекурить. Вася достает дорогие папиросы «Грузия» и предлагает мне. А работникам тюрьмы строго-настрого запрещали иметь какие-либо связи с заключенными. Они пытались подкупать надзирателей, чтобы те за солидное «вознаграждение» покупали им продукты и выполняли различные поручения. За такое давали солидные сроки. Моему помощнику Павлуше, который, как говорят в тюрьме, «сел на крючок», 4 года тюрьмы дали. Я такой участи не хотел. Поэтому культурно отказался, сказав: «Я от ваших папирос закашляться могу. Я уж свой «Беломор» покурю».

Сел «за слово»

На следующий день Вася Васильев уже не пришел. Другие два заключенных объяснили: набил мозоли.

— Тут я понял, что Вася к тяжелому ручному труду просто не был приспособлен, — улыбнулся Константин Евсеев. — Но особого значения этому я тогда не придал. Он пропал дня на три, потом, гляжу, он у токарного станка стоит, а работник механического цеха объясняет ему, как им пользоваться. Стало ясно, что он под моим руководством работать больше не хочет.

Вася Васильев оказался толковым токарем, даже спроектировал и смастерил тележку для перевозки еды, которой до сих пользуются в тюрьме. А к бывшему наставнику он стал заходить на перекур.

— У меня была каморка небольшая, где я заполнял журналы и рабочие документы. Почему туда ко мне стал заходить — не знаю. Может почувствовал, что я от тюрьмы человек довольно далекий. Даже, было, хотел уйти, но по работе дали жилье, а я в тюрьме познакомился с милой медсестрой — моей супругой — и жилье нам было нужно. Так и остался. Вася был немногословен, первое время о своем прошлом до решетки ничего не говорил. В один момент я возьми и ляпни: «Вась, а за что тебя посадили?». Он сухо: «За слово».

— Я в высших кругах сказал: «Да как вы страной править собираетесь, если отца без жертв похоронить не смогли». — Какое такое слово должно быть, что за него в Централ ссылают?

Тут я все факты и свел. Ведь когда хоронили Сталина, несколько человек буквально затоптали.

Узнавать сына Сталила начали и сами заключенные.

— Забегает один заключенный и, увидев его, выдает: «А ты в таком-то полку не служил? Я же тебя узнал...». Вася быстро встал и вышел. А заключенный мне и говорит: «Неужели ты не узнал? Это же Василий Сталин! Сын того самого!». Я: «Да что ты брешешь! Как он тут оказаться мог?». Он в ответ: «Точно он! Я у него в полку служил. Был случай у нас. На мне были надеты худые сапоги, так он это увидел, позвал командира, и сказал ему, что если еще раз увидит солдата в таких сапогах, заставит с себя снять и солдату отдать. Я на всю жизнь его тогда запомнил».

Сальные шутки и деревянный пол

О своей жизни «до» Василий Сталин говорил мало.

— Видно, тяжело ему заключение давалось. Он каждый день считал дни, которые провел в заключении, при помощи велосипедного счетчика, мало вспоминал о прошлой жизни, но, когда понял, что я догадался, кто он такой, все же обмолвился. Про отца говорить не любил, говорил, отношения с ним были натянутые, он мало обращал на него внимания. Воспитывался больше среди обслуги, рано начал пить и курить, говорил, что с охранниками часто выкуривал по сигаретке. Отношение папы он описал в одной ситуации. Один раз к вождю на стол положили бумагу, чтобы присвоить Васе очередное звание. Так отец документ отложил, сказал: «Пусть еще послужит». Несмотря на это, обиду он на отца не держал, а честно служил, добиваясь чинов самостоятельно.

Вася часто шутил, причем, шутки были неприличные. Был случай, когда к одному заключенному должна была прийти жена. Сталин ему и говорит: «Давай дам тебе таблетки, после которых твоя жена запомнит эту ночь надолго». Откуда он их взял — не знаю. Тот согласился. Принял, как Вася велел. На следующий день он спросил у него с улыбкой: «Ну, как у него свидание прошло?». Оказалось, что таблетки оказались слабительными, и вместо того, чтобы уделять внимание жене, тот полночи в туалете провел! Вася потом извинился, сказал, что таблетки перепутал.

Условия в Централе у Василия Сталина были, похоже, слегка отличающиеся от обычных.

— В остальных камерах полы были бетонные, а у Васи — деревянные доски положили, — вспоминает Константин Евсеев. — Может, уважение так показать. Говорили, что человек, который занимался закупками в тюрьму, в магазин ходил и покупал ему продукты по поручению руководства. Но ни алкоголя, ни чего-то еще запрещенного не приносили. А едой он и тюремной не брезговал, тогда в тюрьме кормили довольно неплохо. И ел он из таких же алюминиевых мисок, как и все. Еще он не носил тюремную робу. У нас было три вида заключенных — «полосатые пижамы» — самые опасные рецидевисты, однотонная темная форма была у простых заключенных, которые совершили опасное преступление, а остальным иногда разрешали ходить в своем. Вася так и ходил.

Особая печать для Хрущева

Виновным, по словам Константина Евсеева, Вася себя не считал до конца срока.

— Он отбыл у нас почти три года. Пропал из тюрьмы после того, как написал письмо Хрущеву. Он мне рассказал: «Я в письме описал все. Теперь он или меня сошлет туда, где Макар телят не пас, или выпустит». На вопрос, как же его письмо до Хрущева дойдет, тот сказал, что у него есть особая печать, которую не может вскрыть никто, кроме адресата». Потом Вася пропал. Позже я узнал, что его перевели в тюрьму в Москве.

Вновь услышал о Василии Сталине Константин Евсеев случайно.

— Я получил путевку в санаторий от работы. Со мной в одной комнате оказался один татарин из Казани. Слово за слово, он сказал, что на могилу к Сталину в его город много грузин приезжают. Я ему: «Так могила Сталина в Москве!». А он: «Так я про сына его говорю». Оказалось, что похоронили его без почестей, высоких чиновников и родни. Была пара его летчиков. Вырыли могилу и закопали. Выходит, Вася сполна заплатил за грехи отца.

Сайт «О Сталине»

информационный образовательный

Редакция: common@ostaline.su

Сообщество в «Живом Журнале»

Группа во «Вконтакте»

Блог редактора в «Живом журнале»

Про сайт: цели и задачи,
устройство, планы развития,
поддержка и сотрудничество, блог.
«Милитера» («Военная литература»):

militera.lib.ru + militera.org

«НоВоЛит»